Uncategorized

БЕРЕМЕННОСТЬ И РОДЫ ПРИ ОПУХОЛЯХ ГОЛОВНОГО МОЗГА

А.О. Буршинов и А.С. Деев (1994) сообщают, что по литературным данным сочетание беременности и опухолей головного мозга составляет от 1:13000 до 1:17000.

Опухоли головного мозга среди органических заболеваний нервной системы составляют около 4-4,5% (Боголепов Н.К.). По данным Дж. Браун и Г. Диксон (1982) в 75% случаев внутричерепные опухоли развиваются у женщин в репродуктивном возрасте и впервые могут дать знать о себе во время беременности и авторы объясняют это задержкой жидкости в организме у беременных. Мы согласны с тем, что первые проявления симптомов опухоли во время беременности связаны с большими обменными и нейроэндокринными изменениями в организме у беременных. Подключение даже плаценты как мощного гормонального органа может оказаться стимулятором роста опухоли.

В связи с разногласиями в классификациях опухолей головного мозга и с целью приближения к единой номенклатуре ВОЗ (1978) была принята единая гистологическая классификация опухолей Ц.Н.С. (Авцын А.П. и соавт., 1981).

Внутричерепные опухоли могут быть доброкачественными и злокачественными, первичными и метастатическими. Первичные опухоли по отношению к веществу мозга бывают экстра- и интрацеребральные.

Интрацеребральные опухоли растут из самого вещества мозга и встречаются до 60% случаев, могут обладать диффузным, инфильтрующим ростом и могут быть инкапсулированными (Михеев В.В., 1962). Экстрацеребральные опухоли развиваются из оболочек мозга, нервных корешков, реже костей черепа.

М.И. Караповский, И.М. Чернышев (1979) описывают первично множественные опухоли головного мозга в форме сочетания полиморфно-клеточной астроцитомы с арахноидэндотелиомой и считают, что клиническая диагностика сложна в связи с превалированием общемозговых симптомов над очаговыми.

Клинические проявления опухоли мозга характеризуются двумя группами симптомов: общемозговыми и очаговыми.

К общемозговым симптомам относятся: головная боль, рвота, застойные соски зрительных нервов, эпилептические припадки и расстройства психики. Причем последние 2 симптома могут явиться отражением и локального поражения мозга.

Головная боль при опухолях головного мозга наблюдается в 85-90% случаев, этот симптом является наиболее постоянным и самым ранним. Постоянная и прогрессирующая цефальгия сопровождается рвотой по утрам и почти не поддается терапии. Характерно усиление болей по ночам или под утро, при физическом напряжении, кашле, дефекации. Помимо разлитых головных болей при поздних стадиях заболевания, различают и очаговые головные боли вследствие раздражения твердой мозговой оболочки.

Эти боли имеют свою специфику, они носят сверлящий, пульсирующий характер.

Такое течение должно вызывать подозрение в отношение опухоли. Очаговые головные боли иногда позволяют определить локализацию опухоли (Футер Д.С., 1958).

Возникновение головной боли связывают с местным раздражением чувствительных нервов оболочек головного мозга, черепномозговых нервов, повышением внутричерепного и внутрисосудистого давления, растяжением стенок мозговых желудочков, сдавливанием ствола крупных мозговых сосудов.

Рвота также является частым симптомом, как и головная боль. Для опухоли мозга характерным является то, что рвота наблюдается чаще утром и не сопровождается тошнотой, болями в животе, не связана с приемом пищи.

Появляется и при перемене положения тела или головы. Рвота более часто наблюдается при локализации опухоли в мозжечке и IV желудочке, при последней локализации рвота происходит вследствие раздражения рвотного центра продолговатого мозга. При других локализациях опухоли рвота объясняется рефлекторными раздражениями рвотного центра вследствие повышения внутричерепного давления или раздражения оболочек.

Голово к р ужение — частый симптом и особенно при локализации опухоли в мозжечке и IV желудочке, при опухолях продолговатого мозга, варолиева моста и зависит от поражения вестибулярного нерва или вестибулярных путей. Головокружение проявляется в неустойчивости положения тела и в ощущении вращения самого больного и окружающих предметов. Особенно вестибулярные расстройства (головокружение, вестибулярные ауры, нистагмы и др.) являются проявлением поражения височной доли головного мозга (Тельнова К.И., 1974).

Застойные соски зрительных нервов встречаются до 70-80% случаев. Этот симптом выявляется параллельно с повышением внутричерепного давления. Застойные соски — как правило, двухсторонние, чаще всего появляются при опухолях задней черепной ямки — в червячке мозжечка, мосто-мозжечковом углу.

В дальнейшем с ростом опухоли наступает атрофия зрительных нервов со снижением зрения до полной слепоты. Возможны и кровоизлияния в сетчатке. При этом больные отмечают
‘затемнения”, “неясности”, “туман” и т.п.

Эпилептические припадки наблюдаются до 20-25% случаев. При опухолях в полушариях преимущественно отмечаются очаговые судороги. Возможны и общие припадки при локализации опухоли в височной доле.

Сонливость чаще проявляется при опухолях III желудочка, Сильвиева водопровода и протекает как пассивный сон, и объясняется потерей корой мозга обычного тонуса при этих локализациях опухоли (Футер Д.С., 1958).

Психические расстройства встречаются в 60-90% случаев. Выражаются в апатии, снижении умственной активности, расстройстве памяти. Возможны расстройства сознания различной степени (оглушенность, сопор, кома), нарушения ориентировки в месте и времени. Психические расстройства объясняются нарушением общей нейродинамики, локальным фактором.

Например, зрительные и слуховые галлюцинации возникают при локализации опухоли в височной доле; речевые расстройства — при локализации в левом полушарии мозга.

Изменения пульса и дыхания чаще проявляются в брадикардии и в нарушении ритма дыхания. При больших размерах опухоли, особенно в задней черепной ямке, эта симптоматика может проявляться в виде приступов и даже возможна смерть от паралича дыхания.

При опухолях головного мозга очень часто отмечаются признаки интракраниальной гипертензии.

Появление их возможно по разным причинам. Одной из них является нарушение процессов ликвородинамики. Они могут проявиться из-за сдавления самой опухолью или мозговыми массами под воздействием опухоли путей ликворооттока из желудочковой системы, что вызывает увеличение их объема. Известно, что один из основных продуцентов ликвора — внутренняя пластинка боковых желудочков (эпендима) быстро реагирует на различные раздражители и при этом происходит увеличенный выброс ликвора.

Продукты обмена веществ опухоли также могут быть такими раздражителями и вызывать увеличение объема боковых желудочков. Выявлено раздражающее влияние эстрогенов на второй продуцент ликвора — сосудистые сплетения боковых желудочков.

Опухоли, расположенные вблизи мозговых оболочек, могут вызвать слипчивые процессы их, что может способствовать нарушению процессов рассасывания ликвора. Все эти причины обусловливают появление симптомов интракраниальной гипертензии.

Рентгенологическое выявление симптомов гипертензии часто затруднено, т.к. кости черепа изменяются медленно. В данном случае более важен фактор времени (длительность давления), нежели сила давления. Поэтому, при малых опухолях, но длительно развивающихся, на рентгенограммах проявляются признаки гипертензии, а при больших, бурно растущих опухолях изменений может и не быть. Основным рентгенологическим симптомом гипертензии является усиление рисунка пальцевидных вдавлений на костях свода черепа.

Менее доказательным является усиление рисунка каналов диплоических вен и остеопороз деталей турецкого седла. Необходимо отметить, что симптомы интракраниальной гипертензии не являются патогномоничными только для опухоли головного мозга и могут встречаться при оазличных заболеваниях, сопровождающихся повышением внутричерепного давления.

Симптом смещения не зависит от локализации опухоли, а связан с ростом опухоли. Под влиянием роста опухоли смещаются различные части мозга.

Локальные (очаговые) синдромы зависят от локализации опухоли, клинического течения и гистотипа опухоли мозга.

Первым характерным признаком клинического течения опухоли является общая реакция мозга на растущую опухоль; далее проявляются симптомы раздражения и выпадения с выявлением очаговых симптомов и выпадением функций. Общемозговые симптомы обычно более выражены при субтенториальных опухолях, чем при супратенториальных. Диагностика опухоли мозга складывается из следующего:

1) хорошо собранного анамнеза, когда можно установить наслаивание одного симптома на другой. Проявления гипертензионных симптомов могут развиваться задолго до клинического выявления очаговых выпадений;

2) неврологического обследования, где выявляется поражение двигательной и чувствительной сферы;

3) исследование спинномозговой жидкости является одним из важных методов диагностики. Давление всегда повышенное до 600-800 мм водного столба. Чаще всегда увеличенный плеоцитоз, содержание белка от 0,5 до 2 г/литр и более. Спинномозговая пункция считается допустимой в нейрохирургическом отделении при выраженной интракраниальной гипертензии и застойных сосках, так как после извлечения большого количества жидкости может развиться дислокационный синдром с образованием мозговых грыж и др., требующих немедленного нейрохирургического вмешательства;

4) общий анализ крови не обнаруживает специфической картины. Наблюдается умеренный лейкоцитоз, СОЭ в пределах 30-40 мм в час. При злокачественном течении процесса изменения картины крови могут быть значительными;

5) электроэнцефалография, эхоэнцефалография, изотопное исследование. Рекомендуется применение электронной микроскопии, когда возникают сложности в диагностике при ^ветооптических исследованиях опухоли (Ромоданов А.П. и соавт., 1980);

6) рентгенологические исследования (обычные рентгенограммы, пневмоэнцефалограммы, вентрикулография, ангиография). В.Д. Розуменко (1980) при опухолях теменных долей головного мозга, для выбора оптимального объема оперативного вмешательства, более информативным считает серийную каротидную ангиографию. Внедряется в практику энцефалоскеннография как дополнительный метод топической диагностики при дооперационном обследовании больных и решения вопроса о прогрессировании роста опухоли с локализацией ее в области, основания черепа (Миргородский О.А., 1979). К сожалению пневмоэнцефалография, вентрикулография, ангиография при этой локализации не могут быть применены.

Рентгенологические изменения черепа — расширение диплоических вен, истончение костей черепа, разрушение спинки турецкого седла и др.

Современным методом рентгенологической диагностики заболеваний головного мозга является компьютерная аксиальная томография особенно для топической диагностики (Зайцев Р.З. и соавт., 1978; Ambroge et aL, 1974; Amundsen P. et al., 1978); 7) исследование глазного дна, полей зрения. Все эти методы исследований позволяют поставить диагноз. Однако нет абсолютных отличительных признаков внемозговых опухолей от внутримозговых. Более характерным для клиники внемозговых опухолей является проявление местных головных болей, более раннее развитие очаговых симптомов.

Нередко возникают очаговые судорожные припадки. Дополнительно на рентгенограммах можно обнаружить локальные изменения в костях черепа. Окончательный диагноз возможен только на операционном столе.

Необходимо проводить дифференциальную диагностику с абсцессом мозга, нарушением артериального мозгового кровообращения, тромбозом синусов и вен мозга, арахноидальной, интракраниальной гипертензией различной этиологии.

Лечение. Радикальным методом является хирургический метод. Хорошие результаты получены при опухолях внемозговых, удовлетворительные — при поверхностно расположенных глиомах и внутрижелудочковых опухолях. При расположении опухоли внутри мозга, особенно в стволовых его отделах, они плохо доступны для операции. В этих случаях производится частичное удаление опухоли или декомпрессивная трепанация с целью снижения внутричерепного давления. А.Л. Духин и соавт.
(1980) в раннем послеоперационном периоде у больных супратенториальными опухолями рекомендуют изучать плетизмограмму мозга и периферическую пальцевую (МП и ПП) для выявления динамики нарушений ауторегуляции мозгового кровотока.

При злокачественных опухолях — комбинированный метод лечения (хирургический и лучевая терапия), химиотерапия. А.П. Ромоданов, С.А. Ромоданов (1982), X.М. Халимова (1982) отмечают значительные успехи в лечении опухолей мозга при использовании источников высоких энергий.

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Close